​– Сергей Владимирович, уходящий год по многим причинам особенный и непростой, и все мы будем долго его помнить. Как считаете, что уже точно никогда не будет прежним?


– 2020-й – действительно нестандартный и непредсказуемый год. Во всех крупных компаниях существуют риск-комитеты, которые стараются предсказать развитие различных событий, но тут даже они оказались бессильны, потому что подобных прецедентов в жизни нашего поколения еще не было. Этот год показал, что могут происходить такие события, в которые мы, с одной стороны, целиком и полностью вовлечены, но в то же время никак не можем ни на что повлиять.

Мы уже видели эпидемии птичьего и свиного гриппа, но даже в самых страшных фантазиях не могли представить пандемию, которая окажет такое воздействие на весь мир. Не могли представить, что она продлится почти год, и четкого понимания, когда все это закончится, до сих пор нет. 

По прогнозам специалистов, как минимум первое полугодие 2021-го тоже пройдет под флагом COVID-19. Все надеются, что с появлением вакцины эта тема потихоньку уйдет на второй план, но одновременно все понимают, что привить несколько миллиардов человек – это огромная логистическая задача, которую не решить ни за день, ни даже за месяц. Так что какое-то время мы еще будем жить в этой новой реальности.

Что касается вашего вопроса, то, пожалуй, главное – это цифровизация. Если раньше люди пускали электронный формат не во все сферы своей жизни, считая его в определенном смысле экзотикой, то сейчас он стал мейнстримом. Мы можем долго спорить, допустим, о качестве дистанционного школьного образования, но оно уже часть нашей жизни, и, вероятно, в том или ином виде будет присутствовать и дальше.


Насколько сильное влияние пандемия оказала на телеком-рынок?


– По косвенным признакам считается, что телеком – это бенефициар пандемии. Раз все сидят дома, то пользуются связью и Интернетом. Да, мы не travel-агентства и не авиакомпании, у которых произошло обвальное падение потребностей на услуги и соответственно доходов. Конечно, наши проблемы не сравнить с теми, что сейчас в этих секторах, но мы тоже не выиграли: у нас произошел большой отток платящих SIM-карт, резко выросли инвестиции.

Коронавирус сильно повлиял на поведение человека. Например, если весной всех в обязательном порядке отправили на самоизоляцию, то сейчас, когда официального запрета на прогулки нет, люди сами не спешат выходить на улицу. 

Очевидно, что все это сказывается и на нашем бизнесе, и есть его стороны, которые пострадали сильнее других. Мы, как растущий оператор, нацелены на приток новых абонентов. В самом начале пандемии, в конце марта и начале апреля, был небольшой ажиотажный спрос на наши SIM-карты, но потом число новых абонентов, подключенных за отчетный период, упало, трафик тоже снизился, пострадали роуминг, B2B-сегмент. Это самые большие потери, которые понес наш бизнес в этом году. 

К тому же в новых реалиях люди стали более экономно подходить к потреблению, в том числе связи. Они оптимизируют тарифы, следят за расходом тех опций и услуг, которые выбрали.

С другой стороны, мы увидели глобальный рост трафика, причем не в центрах мегаполисов, к чему привыкли, а в сельской местности: коттеджных поселках, малонаселенных пунктах около больших городов. К пиковым нагрузкам в этих местах мы не были готовы, и, когда они появились, пришлось оперативно «доумощнять» там сеть.

Таким образом, рост трафика оторвался от динамики по выручке. Строительство новых сайтов и их обслуживание нивелировали практически весь рост доходов. Но вышло, что, несмотря на все перипетии периода, наша общая выручка все же росла, в то время как у конкурентов стабильно падала. 


– Вы не только генеральный директор Tele2, но и амбассадор ценностей Tele2 Way. Как вы считаете, наши ценности помогли нам справиться с вызовами этого года?


– Ответ на этот вопрос очевиден. 2020 год еще раз доказал, что наша компания может уверенно развиваться не только в непростых, но стандартных условиях, но и когда старый мир рушится, а новый только создается, причем происходит это в непредсказуемом формате. Мы хорошо ехали по дороге, но и по бездорожью тоже смогли добраться до цели.

Этот год был для всех лакмусовой бумажкой. Многие компании даже из секторов, которые меньше других пострадали от пандемии, показали не очень хорошие результаты, и в нашей отрасли у некоторых произошел обвал. Слабые звенья отпали, а сильные компании в принципе сработали нормально, как будто ничего не произошло.

У всех таких компаний есть некий «движок». У нас это как раз корпоративные ценности и культура, готовность быть гибкими, быстро менять формат взаимодействия и помогать друг другу. Мы все говорим на одном языке, поэтому никому и ничего лишний раз объяснять не нужно. 

Да, в 2020 году часть наших драйверов исчезла или изменилась, но мы смогли очень быстро подстроиться, это и есть «телетушность». Благодаря ей мы даже в условиях дистанционной работы показывали хорошие результаты.

Напомню, что в марте мы перешли на удаленку всего за две недели – почти все восемь тысяч сотрудников. Если бы мы поставили себе такую цель в обычных условиях, то на реализацию проекта ушел бы год. Но мы понимали, что без этого не выжить, поэтому собрались и быстро справились с задачей. 


– Какие тенденции, появившиеся в 2020 году, останутся с нами в будущем?


– Несомненно, пандемия послужила некой реперной точкой. Новые тренды, которые сформировались на рынке, должны были и так в последующие годы развиваться, только естественным образом, но пандемия ускорила этот процесс. То, что мы ожидали увидеть через два-три года, произошло уже в 2020-м.

Когда летом сняли государственные ограничения, люди в определенном смысле вернулись к нормальной жизни. Но они все равно не жили так, как в январе или феврале. Мы изменились, и это факт.

Люди стали бережнее относиться к своему здоровью. Даже если никто не ограничивает их передвижение, они лишний раз подумают, стоит ли идти в торговый центр, не лучше ли будет провести свободное время дома.

С одной стороны, есть свобода выбора, с другой – мы стали осторожнее. Я сейчас и сам предпочту второе. Мы открыли для себя некий новый мир, и оказалось, что там тоже может быть неплохо. 

Разумеется, настолько радикально, когда все сидят дома, обучение и работа только онлайн, уже не будет. Но привычные пропорции точно сместятся. Допустим, если обсуждается не очень сложная проблема, то вполне нормально провести совещание по Skype или в Zoom, а не встречаться лично.

Новый образ жизни приведет и к изменению в расселении людей. Ситуация, когда карьера и деньги только в Москве, в крайнем случае – в Санкт-Петербурге или другом городе-миллионнике, поменяется. Благодаря Интернету ты можешь быть успешным, физически находясь где угодно и лишь раз или два в месяц приезжая в Москву для решения важных дел.


– Как наша компания собирается отвечать на новые запросы времени и абонентов? На каких сервисах мы сделаем акцент в первую очередь?


– Сейчас задача-минимум – достойно встретить рост трафика. Он уже произошел, и эта тенденция продолжится, как и цифровизация всех областей нашей жизни. В долгосрочной перспективе мы, я уверен, должны от этих изменений выиграть. 

Активные пользователи будут потреблять больше трафика и услуг, а также появятся абоненты, которые раньше этого не делали, но теперь используют мобильный Интернет. Чтобы удовлетворить такой спрос, нужна новая инфраструктура. Это вопросы получения частот и в будущем максимального эффекта от 5G, а также поиски способов, как построить быстро и дешево. 

Вторая задача – это различные конвергенты. Мы и до пандемии говорили, что мобильный телеком – удобная точка входа. Люди уже пользуются твоей инфраструктурой, так почему бы не предложить им какие-то смежные истории, например онлайн-кинотеатр.

С тем учетом, что люди сместили свой фокус внимания в интернет-зону, перед нами открываются хорошие перспективы. Это шанс создать удобные продукты, сделать так, чтобы покупали не только сам трафик, но и какой-то контент: online TV, фильмы и многое другое. 

Цифровой образ жизни уже занял некий новый плацдарм, и, надеюсь, в будущем мы научимся на этом зарабатывать. Очевидно, что будут появляться новые сервисы (вполне возможно, нишевые), но этот список может быть очень длинным. 

Скоро в телекоме начнется этакая гонка вооружений: предсказать потребительские тренды и занять эти ниши. Кто-то будет делать контент сам, мы же традиционно стараемся создавать его в партнерстве с «Ростелекомом» или внешними партнерами.


– Если говорить о синергии с «Ростелекомом», какие новые проекты мы планируем запустить? А что уже сделано?


– Два продукта – тариф «Игровой» и кинотариф – созданы как раз в рамках сотрудничества с «Ростелекомом». Думаю, что как минимум в 2021–2022 годах мы продолжим активно реализовывать новые качества продукта и сервиса.

Сейчас мы проводим стратегическую ревизию всех продуктов «Ростелекома» и предложений, которые могут появиться в ближайшее время. Обсуждаем, какие из уже существующих можно модернизировать и развить так, чтобы наши клиенты получили на их базе какие-то интересные продукты. 

Мы уже несколько лет на практике подтверждаем, что привлекать новых абонентов и развивать старых можно за счет уникальных сервисов. Но они обязательно должными быть релевантными, простыми и честными. 


– С какими результатами компания завершает этот год? А какие у нас цели на 2021-й?


– В этом году нам есть чем гордиться. Было много сложностей и с точки зрения непредсказуемости, и с точки зрения негативного влияния, но нам удалось выполнить все бюджетные и стратегические цели и в принципе очень достойно закончить год.

Что касается целей на 2021-й, то они довольно амбициозные. Мы хотим и должны продолжить рост. Очевидно, что по озвученным выше причинам его будет очень сложно обеспечивать за счет новых абонентов, поэтому нам никуда не уйти от роста ARPU. Естественно, будем стараться делать все очень аккуратно и в рамках «других правил».

 

– Давайте поговорим о ваших личных итогах. У вас был какой-то план на год?


– Нет. Считаю, что планы делают жизнь скучной, поэтому не составляю никаких списков. Я просто встречаю те вызовы, которые появляются в течение года, и стараюсь в каждой ситуации сделать лучшее, что могу.


– А какие новогодние традиции есть в вашей семье?


– Пожалуй, главная традиция – просто собраться всем вместе за праздничным столом. Мы обязательно красиво украшаем елку, а новогоднюю ночь проводим по старинке, у телевизора, хотя в другое время обычно его не смотрим.

Провожать 2020-й и встречать 2021-й будем, как и всегда, в семейном кругу. Возможно, не в Москве. Но чаще всего мы проводим новогоднюю ночь дома, редко куда-то уезжаем.


– Что вообще для вас значит Новый год? Это волшебное время или просто очередной пройденный рубеж? 


– Я с детства трепетно отношусь к Новому году. Есть в этом празднике некая аура волшебства, со временем она, конечно, тускнеет. Понятно, что мы стали на год старше, а детские сказки не сбываются.

Но в любом случае это возможность собраться с семьей в красивой обстановке, получить удовольствие от общения с близкими. 

Так что Новый год – это не только подведение итогов, но и возможность от души порадоваться, отвлечься от повседневной рутины, в конце концов просто отдохнуть. Надеюсь, погода не подведет и будет настоящая снежная русская зима.


– Что вы хотели бы пожелать коллегам в новом году?


– Пусть следующий год принесет больше позитива, чем 2020-й, и пройдет под этой аурой. Никто не знает, как будет развиваться ситуация, но я надеюсь, что каждый месяц мы будем чувствовать перемены к лучшему. Это касается не только нашей компании, но и всей страны. Пусть в 2021 году у нас будет много причин для радости!